Кирилл Форманчук (medved01) wrote,
Кирилл Форманчук
medved01

Тайна следствия - это кино такое. В УПК нет такого понятия.

Категорически рекомендую к прочтению пост Сергея Колосовского (адвоката и просто хорошего человека) про "Тайну следствия". Для общего развития полезно будет.
Оригинал взят у kolosovskiy_s в Тайна следствия каникулы кончились, можно о серьезном. Еще до Нового года обещал отписаться по нескольким темам. Потихоньку буду выполнять обязательства. 
Для юристов - пишу для нормальных людей, прошу не придираться к терминологии и юридической технике) Я сознательно не перегружал текст статьями и цитатами.

Есть несколько фраз, при произнесении которых следователи раздуваются, как рыба-еж. Пожалуй, самая любимая - "это тайна следствия". И взгляд такой - тяжело проницательный сквозь собеседника, к одному ему, следователю, известной этой самой тайне.
  И еще есть подписка о неразглашении данных предварительного следствия, и уголовная ответственность за нарушение этой подписки. Я постараюсь кратко, но полно объяснить, как с подобной ерундой (а это на самом деле ерунда) следует бороться.В действительности в этой самой тайне нет ничего таинственного. Более того, таинственность тайны и масштабы сопутствующих бедствий правоохранители склонны очень сильно преувеличивать. В их интерпретации, иногда поддреживаемой не очень грамотными судьями - это право следвоателя не говорить ничего конкретного, отделываясь общими фразами о том. что в деле все есть, но сие тайна,  и корреспондирующая такому праву обязанность суда верить всему. что следователь несет, без какой-либо конкретной проверки.
  На самом деле все намного проще. 
  Во-первых, такого слова - "тайна следствия" - в Уголовно-процессальном кодексе нет. Кино с таким названием есть. А понятия в законе - нет.
  Есть ст. 161 УПК - недопустимость разглашения данных предварительного следствия. Ее суть сводится к тому, что данные предварительного расследования могут быть преданы гласности только с разрешения следователя. 
На этом рамки следственной тайны, собственно говоря, заканчиваются. То есть, когда следователь  в суде по промежуточному вопросу отказывается представлять доказательства своих мыслей, ссылаясь на некую тайну следствия - это, конечно, его право. Но суд обязан исходить из тех материалов, которые следователь тайной не посчитал и представил на обозрение всем участникам процесса.
Есть еще некоторые виды тайн - государственная в рамках уголовного дела, сведения об участниках уголовного судопроизводства, и другие, но они описаны в законе отдельно, не касаются широких масс судящегося населения, и не входят в обиходно-собирательное понятие "тайна следствия", упоотребляемое следователями по поводу и без повода на каждом шагу.
Резюме - пресловутая тайна следствия - всего лишь право следователя сообщать только то, что он считает возможным, и предупреждать участников процесса о недопустимости разглашения этой тайны. Какого-либо перечня таинственных сведений, или дополнительных механизмов их защиты от любопытных, помимо того, что я написал, закон не содержит.

  Это в теории. Теперь немного практики. В соответствии со ст. 161 УПК, следователь вправе отобрать у участника процесса подписку о неразглашении данных предварительного расследования. Нарушение подписки карается привлечением к уголовной ответствености по ст. 310 УК.
  С меня и моих адвокатов много раз пытались брать подобную подписку. Лично я подписал только один раз, почему - объясню ниже. Остальные мои коллеги - ни разу.
  Дело в том, что следователи всегда вываливают стандартную подписку о неразглашении - я, имярек, предпрежден о недопустимости разглашения данных следствия и об уголовной ответственности по ст. 310 УК за нарушение данного обязательства, дата, подпись, все. Подписав такое, Вы теоретичяески лишаетесь права вообще упоминать о том, что Вы были у следователя. Даже к адвокату Вы обратиться не вправе, потому что для этого Вам придется сказать про уголовное дело, а у Вас подписка.
  Поэтому такой бред бредовский мы не подписываем никогда. Единственный раз, когда я таки подписал - у меня со следователем были хорошие отношения еще со времени совместной работы, поэтому, когда он попытался впарить мне описанную выше стандартную подписку, я ему объяснил, что именно не так - если я такое подпишу, то я лишаюсь права реализовывать свои полномочия защитника - я ни к специалисту обратиться не смогу, ни свидетелей поискать, ни еще чего поделать. Он подумал, и конкретизировал - я не должен был разглашать свеения о местонахождении конкретного вещественного доказательства. Это было справедливо, и я подписал.
  Все остальные попытки следователей взять с меня подписку заканчивались весельем в нашем коллективе и невозвратно утраченными нервными клетками следователей. 
  Один раз с меня такую подписку - о неразглашении данных предварительного расследования - попыталась взять судья, рассматривавшая материал по аресту. Мне эту бумаженцию подсунула секретарь, я отказался. Следующее судебное заседание я начал с заявления об отводе судьи, а судья - с извинений за секретаря, которая напутала (хотя наверняка она действовала с согласия судьи). Здесь дело было в том. что такая подписка берется только следователем, и в принципе не может касаться тех материалов, которые рассматривались в суде.
  Только надо иметь ввиду - отказ от подписи следователь удостоверяет своей подписью. при этом даже понятых он звать не должен - присутствие понятых при отказе от подписи - это заблуждение малограмотных адвокатов. Поэтому, если с Вас попытались получить подписку, и даже если Вы ее не подписали - вам следует либо действительно ничего не говорить, либо обратиться к адвокату за разъяснением того, как с этим жить дальше. Лично я в подобной ситуации, наиболее вероятно, обратился бы с жалобой на действия следователя в суд. но это тоже не абсолютный рецепт, нужно смотреть по месту.
  И второй момент - самый приятный. 99,9% следователей и адвокатов убеждены, что подписку. в принципе, следователь вправе взять с любого участника судопроизводства. Я и сам так думал до недавнего времени, с поправкой на то, что грамотно ее составить ни один следователь без посторонней помощи не сумеет. Оказалось, что я и те 99,9 % не правы, и такая подписка берется со всех, кроме подозреваемого и обвиняемого. Мне это подсказал известный адвокат Дмитрий Аграновский и прислал на эту тему Определение Конституционного Суда  от 21 декабря 2004 года № 467-О.
После этого я внимательно прочитал УПК и обнаружил, что, действительно, закон предусматривает предупреждение о недопустимости разглашения данных предварительного расследования всех - защитника, свидетеля, эксперта, и т.д., но не предполагает этих действий  в отношении подозреваемого и обвиняемого.

В целом, я думаю, все ясно, если что еще на эту тему интересно - с удовольствием отвечу
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments